Добро пожаловать, посетитель! [ Регистрация | Войти

Большая пятерка

Винодельни 03.02.2014





Когда речь заходит об элите среди красных вин, Премье Крю Классе ( 1er Cru Classe ) Бордо занимают первые места в своей категории. Культовые вина разных стран появляются и исчезают из поля зрения как поп-звезды, в то время как 5 первоклассных шато лучшего винодельческого региона Франции привлекают покупателей со всех уголков мира так же, как это было 150 лет назад, когда Классификация вин Медока 1855 г утвердила их статус.

Эта пятерка – Шато Марго, Шато Латур, Шато Мутон-Ротшильд, Шато Лафит-Ротшильд, Шато О-Брион. Именно они задавали стиль и определяли качество остальным винам задолго до появления классификации. Так, у Шато О-Брион первые поклонники появились еще в середине 17 века, среди почитателей Премье Крю Классе были Томас Джефферсон и Джон Кеннеди, не считая целого поколения аристократов и миллионеров.

В 1985 году издатель Форбс заплатил свыше 150 000 долларов за 1 бут Шато Лафит-Ротшильд 1787 года, принадлежавшую в свое время Т. Джефферсону. До сих пор это самая высокая цена, когда-либо заплаченная за бутылку вина.

«О-Брион, возможно, является старейшим мировым брендом роскоши, — говорит Роберт де Люксембург, член американской семьи, владеющей поместьем с 1935 года, — Но я думаю об О-Брион и других 4 замках в первую очередь как о великих винах». Действительно, иначе, чем ВЕЛИКИЕ ВИНА, их не назовешь. Марго 2000 г, Лафит 1996, Латур 1990, О-Брион 1989 и Мутон 1982 представляют собой современную классику.

Латур 1961, Лафит 1959, Марго 1953, Мутон 1945 и О-Брион 1928 стали легендарными винами. Серьезные коллекционеры продолжают склонять головы перед старыми урожаями этих поместий, выкладывая огромные суммы за великие миллезимы прошлого – 1900, 1899, 1870 и 1865гг. Если вам посчастливится их когда-нибудь попробовать, вы найдете любое из упомянутых вин нереально вкусным даже по прошествии стольких лет.

«Первые Крю обладают исключительными качествами, делающими их уникальными вот уже 150 лет подряд», — высказывается Филиппина Ротшильд, владеющая Шато Мутон-Ротшильд. Напомним, что это поместье в Пойяке было возведено до статуса Премье Крю Классе в 1973 году декретом, изданным министром с/х Жаком Шираком. «Мы делаем вина в стиле Бордо, в стиле великой классики. Это нельзя скопировать», — утверждает Филиппина.

Четыре из пяти вин первого класса – Марго, Латур, Лафит и Мутон – расположены в двух субаппелласьонах Медока: Лафит, Латур и Мутон – в Пойяке, Марго – в Марго. О-Брион находится чуть дальше – в Пессак-Леоньяне.

Виноградники схожи друг с другом, их почвы бедные, гравиевые на аллювиевой основе. Большая их часть засажена сортами Каберне Совиньон и Мерло с незначительными вкраплениями Каберне Фран и Пти Вердо. Производство основного вина в замке, называемого Grand Vin, заключается в скромных количествах, варьирующихся от 11 000 (О-Брион) до 29 000 ( Лафит ) ящиков, что зависит от площади виноградника и качества урожая.

Годовое производство 5 вин обычно не превышает 100 000 ящиков по сравнению с 50 млн ящиков всех вин Бордо.
В мире немного вин имеют глубину и сложность Премье Крю Классе, особенно выдающегося урожая. Однако внутреннее богатство первого класса не всегда очевидно. Эти вина не кричат, они не вульгарны. Какие-то образцы насыщеннее и фруктовее, но бордосская пятерка проявляет невообразимую утонченность и элегантность, продолжительный вкус с впечатляющей фруктовой и танинной составляющей. Это чувственные вина, соблазняющие вас с первого глотка. Их многослойная фруктовость и ласкающая текстура незаметно растворяются во рту.

Более того, Премье Крю имеют невероятный потенциал хранения. Андре Симон, один из выдающихся винных писателей начала 20-го века, утверждал, что Латур урожая 1865 года было невозможно пить первые 50 лет. Как ни удивительно, он поражает полнотой вкуса и сегодня. Надо отдать должное современным методам виноделия, благодаря которым красные вина становятся годными к употреблению в молодом возрасте, для звездной пятерки этот возраст начинается через 10-15 лет бутылочной выдержки, хотя их реальный потенциал измеряется 3-5 десятилетиями.

«Я считаю богохульством пить молодыми вина типа Мутона, — заявляет Филиппина Ротшильд. – Я только начинаю 1982 год и думаю, что он еще не готов на 100%, не говоря о 1986 годе. Мое мнение – чем позже начинать пить Премье Крю, тем лучше».

На наш взгляд, Латур с мощной танинной структурой и сногсшибательными фруктами обладает наибольшим потенциалом выдержки. Недаром его часто называют суровым, неприступным в молодости.

Лафит более утонченный и гладкий с почти декадентским характером.

Мутон щедрый и фруктовый, с вельветовой структурой и минеральными нотками.

Марго с достоинством несет в себе черты всех упомянутых замков.

Для О-Бриона, как чужака, характерны дикие, роскошные фрукты, преподносимые им в сдержанной и утонченной манере.
Как и все великие вина, Премье Крю Бордо дорогие. Их выпускают в продажу по цене от 100 до 500 евро за бутылку. Это, конечно, не ставит их на самый верх ценовой пирамиды. Схожие цены зачастую имеют культовые вина Италии, Калифорнии, Австралии. Качество урожая также влияет на конечную цену. Так, Шато Латур 2000 г, оцененный Wine Spectator в 100 баллов, в 2,5 – 3 раза дороже миллезимов 2001 и 2002, несмотря на их достаточно высокий рейтинг ( 95 и 96 баллов соответственно ).

Многие находят цены на звездные вина необоснованно высокими, но их владельцы утверждают, что их цены формируются через 6-8 месяцев после сбора урожая, ценовую планку на вина устанавливает сам рынок, куда они поступают в продажу. Эрик де Ротшильд, управляющий Шато Лафит-Ротшильд и известный парижский банкир, комментирует: «Большое преимущество ценообразования вин Бордо заключается в том, что это открытый рынок. Выходные цены от нас на 2000 год были 100 евро, на 2002 год – 60 евро/бут, дальнейший рост цен обусловил рынок». Стартовые цены на Премье Крю Классе, как правило, увеличиваются со временем в разы, так как в вина заложен огромный потенциал хранения.

1982 год первого замка продавался по цене 40$ за бутылку в 1983 году – сегодня цена на него начинается от 800$.
Такие успехи продаж на международном рынке заставляют хозяев постоянно работать над поддержанием высочайшего качества своих Grand Vins в любой урожай.

«Нельзя сидеть сложа руки со словами: «Мы лучшие, так что нам ничего не грозит», — это опасно», — утверждает Франсуа Пино, владелец Шато Латур с 1993 года. «Мы должны быть в постоянном поиске улучшения качества».

Можно ли выделить лидера среди 5 вин? Осознавая внутреннюю конкуренцию, ни одно поместье не останавливается на достигнутом. Например, Латур за последние несколько лет вложил в хозяйство 10 млн долларов, пересадив некоторые участки виноградника. Марго и Мутон также переоснащают винодельню, внося новые штрихи в производство. О-Брион по-прежнему остается лидером по уровню работ, проводимых на виноградниках и в клоновых исследованиях в Бордо. Как результат, ведущие поместья производят великолепные вина даже в неудачные годы.

Тем не менее, урожаи последних лет свидетельствуют о том, что Латур лидирует в пятерке, но Лафит наступает ему на пятки. Буквально 10 лет назад первенство принадлежало Марго и Мутону.

«Чем больше я работаю в Шато Марго, тем больше понимаю, что мы не знаем реального потенциала наших вин», — говорит Поль Понталье, технический директор замка с 1986 года.

Именно потенциал великого вина поставил Марго и другие 4 Шато во главе Классификации Медока 150 лет назад, которые продолжают лидировать и сегодня.

Источник: www.winebroker.ru



Оставить ответ